ЛИТЕРАТУРА

Не смогли обойти стороной вина Вальдепеньяса и многие важные представители нашей культуры, плененные его вкусом и одаренные щедростью его вдохновения

Бальтасар де Алькасар (1530-1606). Испанский поэт в «Ужине», своем прекрасном рондо, слагает:

Молодого вина – избыток,
Его я благословлю;
Я набожен и люблю
Крестить благородный напиток.
Приступим-ка чин по чину:
Подай мне бурдюк, сестрица,
Мне красное это сгодится –
За каплю дашь по флорину.
(Пер. Инна Тынянова)

Дон Антонио Пос (1725-1792), испанский писатель и поэт, работавший при дворе Карла III, восхваляет окрестности Вальдепеньяса и его вина, говоря, что плохое качество местных дорог с лихвой окупается исключительным качеством местных вин… «Это, по мнению самых придирчивых экспертов, лучшее вино Испании».

Трое выдающихся французских подданных в своих хрониках обращаются к региону города Вальдепеньяс и его вину. Описания барона Давилье: «По дороге от Санта-Крус-де-Мудела до Вальдепеньяса, которая в случае поездки на дилижансе занимает менее часа, по обе стороны дороги не видно ничего, кроме виноградников». Александр Дюма добавляет: «Это было настоящее вино Вальдепеньса, с крепким и возбуждающим вкусом. То самое вино, терпкое и насыщенное, которое не пьянит, что для ценителей этого напитка является большим преимуществом». Третий из них – это Густав Доре. Будучи лучшим иллюстратором «Дон Кихота», он также посвятил немало бытовых картин сельскохозяйственным работам Вальдепеньяса, непременно обращаясь и к винной тематике.

Еще двое французов добрыми словами поминали вино Вальдепеньяса, несмотря на поражение, принятое от испанцев во время Войны за независимость. Капитан Мари, в своих военных мемуарах, пишет: «… Мы прибыли в Вальдепеньяс, где произрастает виноград знаменитых вин Ла-Манчи. Для Испании они значат столько же, сколько бургундские вина значат для Франции».

Маршал Анри-Филипп Петен, французский военный и статист, участник первой мировой войны, не терпящим возражений тоном утверждает: «С помощью вальдепеньяса можно выиграть много битв».

Мнение капитана Мари разделяет Жульен, автор известного произведения конца XVIII – начала XIX веков «Топография всех известных виноградников». Делая классификацию испанских вин, он обращается к вальдепеньясу в следующих строках: «… Самые прекрасные вина производятся в Вальдепеньясе и его окрестностях, и утверждается, что они объединяют лучшие качества бургундских вин: их тонкость, дух, приятный вкус и хороший букет».

Другой выдающийся путешественник, кому Испания частично обязана своей известностью, это Ричард Форд. В своем «Карманном путеводители по Испании», написанном в середине прошлого века, он обращается к знаменитому вину вальдепеньяс, называя его тем молоком, которое в детстве пил Санчо Панса, и утверждает: «Те наши читатели, чьи погреба полны эксклюзивных бордо, хереса и шампанского, спокойно могут обойтись без иных вин. Но в случае, если они все же захотят сделать исключение, то единственными экземплярами, достойными их внимания, будут вальдепеньяс и мансанилья».

Позднее наш современник Мигель де Унамуно, по обыкновению непреклонно и лаконично, спрашивает себя: «Что же делать с народом, который не знает, что такое вероника и не пьет вальдепеньяс».

Того же мнения придерживаеся Педро Чикоте: «Да здравствует вальдепеньяс, долой все остальные напитки»

Антонио Диас Канябате в своей книге «История одной таверны» лирически излагает: «Вальдепеньяс – вино веселья. Его веселье гранатового цвета, как и оно само, прозрачно и через него можно разглядеть оптимизм, который скрывается в уголках души каждого из нас».

Мариано Хосе де Ларра, забыв о своем романтизме или, наоборот, вдохновленный им, вспоминает в «Приверженце кастильской старины»: «… бутылка …изливает мощную струю вальдепеньяса на каплуна и на скатерть. Вино течет, шум и гам усиливаются».

Луис Буньюэль, который так часто в своих фильмах проявляет свой критический дух, в «Моем последнем вздохе» пишет по отношению к вину: «Я превыше всего ценю вино, особенно красное. Я с нежностью отношусь к испанскому вальдепеньясу, которое пьют холодным из козьего бурдюка».

О любви к вину вальдепеньяс свидетельствуют и строки художника Григорио Прието: «Луис Бунюэль, мой друг, который умеет ценить вино вальдепеньяс, как никто другой. Я могу судить об этом, поскольку Бунюэлю доставляло такое же удовольствие найти бутылочку вальдепеньяса в Париже, как мне отобедать ею в Нью-йорке».

Драматург, лауреат премии Принца Астурийского в области гуманитарных наук, академик филологии Франсиско Ниева во время своей речи, произнесенной по случаю празднования дня Святого Андреса (покровителя молодого вина) в 1983 году, признался: «По моим извилистым венам течет вальдепеньяс».

Дегустация молодого вина и Поэтический вечер

«Слова, позволяющие нам познать суть людей и предметов. Каждый раз, когда автор открывает для нас страничку своей души, мы получаем его идею, и так прокладывается путь к чувствам читателя. Это и есть неспокойная человеческая природа: идеи проносятся в нашей голове и становятся заветами, оставленными нам Историей».

Мы принесли вам хорошо и с душой подобранные слова, с помощью которых авторы постарались – и смогли – сделать значимой жизнь нашего города. Они достигли этой цели, поскольку восхвалять Вино и Поэзию это то же, что и воспевать эпос своих детей, жителей, благодаря которым ход истории не остановился, она движется вперед…»

Автор: Художественно-литературная группа «Эль Траскачо», Хуан Хосе Гуардиа Полаино, поэт Вальдепеньяса

 

МАДРИДСКИЕ ТАВЕРНЫ

 

Лучшие страницы нашей литературы XIX и доброй половины XX века были, без сомнения, написаны в тавернах и кафе Мадрида.

Продолжить чтение

Все прилавки Мадрида были щедро смочены вальдепеньясом. Конечно, тут встречались вина и других широт, однако не было ни одного, чье имя бы украшало витрины или служило названием таверны. Так происходило только с винами Вальдепеньяса.

Чтобы понять роль таверн в общественной жизни Мадрида, стоит обратить внимание на книгу под названием «Мадрид, таверны, киоски, кафе. 1476-1991», написанную на эту тему Лоренсо Диасом. В ней расшифровывается, как идиосинкразия целого народа может возникнуть от одного стаканчика вина вальдепеньяс.

Книга «Хроники Мадрида» свидетельствует о расцвете таверн в XIX веке. В ней можно прочитать следующее: «На мадридской улице Толедо разбивались рынки, и на них съезжались жители областей для продажи своего товара. Там продавались коврики из Валенсии, специи из Экстремадуры, вино из Вальдепеньяса, апельсины и гранаты из садов Мурсии. Вино разливается из той же емкости, в которой его привозят виноторговцы. Эти свидетельства подкрепляются описаниями «таверн улицы Толедо, где торговцы из Ла-Манчи на бестолковых мулах разливали вино из Вальдепеньяса» из «Мадридских сцен» Месонеро Романоса.

Сцены, наблюдаемые в некоторых мадридских тавернах, породили поговорку: «Как здорово идет солдатик из Павии под хороший глоток вальдепеньяса!». Ученый Лопес Кампильо рассказывает, что название «солдатик из Павии» возникло оттого, что эта закуска к вину напоминала желтые жакеты знаменитого гусарского полка Павии под командованием графа-герцога.

Как бы то ни было, пик популярности мадридской таверны пришелся на XIX век, и он напрямую связан с вином Вальдепеньяса. Луис Агромайор делится своими воспоминаниями об архитектуре и классическом интерьере тех таверн: «Цинковый прилавок со сверкающими стаканами и бутылками, пример простоты и хорошего вкуса, удерживает подле себя, подобно портовому причалу, многочисленных клиентов теплом своих стаканчиков и закусок. Прозрачное вальдепеньяс красной струей свободно льется из бочек в бутылки, из бутылок в стаканы и глотки, приятно согревает желудок и заставляет радостно биться сердце».

Среди всех классических таверн, основанных и сохранившихся в Мадриде, самой известной, несомненно, является таверна Антонио Санчеса. В первых упоминаниях о ней как о таверне ее адресом назван дом 13 по улице Месон де Паредес, что свидетельствует о ее происхождении (месон, исп. – трактир, постоялый двор). В 1870 году хозяином заведения был пикадор Колита. К 1884 году, когда таверну приобрел Антонио Санчес Руис, родом из Вальдепеняса, она была известна как таверна Кара Анча. Это последнее название было кличкой известного тореадора, который считал ее своей любимой и сделал знаменитой благодаря своим частым посещениям.

К рассказам о знаменитых мадридских тавернах следует добавить еще одну, не менее известную – Ла Бола. Она находится за фасадом красного цвета на углу улиц Гильермо Рольянд и Ла Бола (номера домов 1 и 5 соответственно). Таверна Ла Бола была открыта в 1802 году, и сейчас известна своим мадридским косидо – похлебкой. Хорошие вина из Вальдепеньяса там разливали еще во времена Наполеона.

Кроме вышеупомянутых, можно рассказать много историй и про другие мадридские таверны, связанные с вином вальдепеньяс. Одна из них – Вальдепеньяс Индустриаль. Это название можно увидеть на витрине заведения на углу улиц О’Доннел и Нарваэс.

Таверна Ла Долорес, с 1928 года являющаяся свидетельницей очередей верующих мадридцев, которые собираются каждую пятницу, чтобы поклониться изображению Христа Спасенного. Она украшена плиткой с изображениями, связанными с вином и его производством, которые, наряду с гроздьями винограда, выступают в роли рекламного призыва к употреблению вин вальдепеньяс.

На Санчо Давила (район Вентас) находится еще одно место с интересным названием – «Вальдепеньяс в Мадриде». А на улице Марселиано Сантамариа под номером 5, открыто еще одно – «Цветок Вальдепеньяса».