ИСТОРИЯ

Вина региона Вальдепеньяс обладают оригинальностью, основанной на его традиции и, прежде всего, на его истории, уходящей своими корнями в несколько веков до нашей эры.

История виноградной лозы в Испании

Виноградная лоза, дошедшая до наших дней, является прямым потомком рода ВИТИС ВИНИФЕРА, семейство Виноградные, и культивируется человеком еще с тех времен, когда летописи зачастую отождествляли ее происхождение с мифологией. О ее существовании было известно в Вавилоне, а употребление этой культуры уже отмечалось в первых египетских монархиях. Однако именно греки и финикийцы разработали цивилизованную форму виноградарства и распространили его в свои колонии.

С этими двумя культурами связано, главным образом, познание виноградной лозы и последующее ее совершенствование на Западе, в особенности, в средиземноморских странах, как в случае Испании, Франции и Италии.

Согласно известным на сегодняшний день археологическим находкам, можем с уверенностью утверждать, что виноградники на Пиренейском полуострове имеют почти 3 000-летнюю историю. Хотя, в соответствии с исследованиями, необходимо обратиться к эпохе между 1 100 и 400 годами до н.э. для получения полного представления о том, что греки и финикийцы основали торговые фактории вдоль средиземноморского побережья, доходя через Атлантический океан даже до Кадиса. А уже в III в до н.э., когда жители Карфагена завоёвывали прибрежную полосу Средиземного моря и поселялись в Сагунто и Картахене, их встретила процветающая винная торговля.

Существует очень мало сведений о первых поселенцах региона Вальдепеньяс. Вероятно, они появились в четвертичную эпоху, т.к. это четвёртый из больших периодов геологической истории земли, во время которого появляется человек.

Первые сведения, на которые можем сослаться, уносят нас в Иберийский мир. Независимо от названия, которое в своё время получил сегодняшний Вальдепеньяс, предков этого города стоит отнести к эпохе между VIII и VII вв. до н.э., к тому, что сейчас называется Серро-де-лас-Кабесас – «Гора голов», расположенная в 7 км к югу от нынешнего населённого пункта.   На этой горе находится наиболее значимое иберийское месторождение Кастильи-ла-Манчи, оно может поведать нам о главном в этом регионе много веков назад. Поэтому не безрассудно утверждать, что виноград уже существовал в Вальдепеньясе в восьмисотом году до нашей эры или в эпоху, когда вино было менее известным, поскольку скорее всего оно пришло по бассейну Средиземного моря в результате нашествий первых народов-завоевателей.

Известно, что виноградная лоза появилась на полуострове благодаря грекам и финикийцам, доплывшим до побережья Средиземного моря в эпоху между 1 100 и 800 гг. до н.э.; и что иберизация Ла-Манчи произошла в связи с появлением продуктов Средиземноморья и их получением их признания коренным населением. Также известно, что иберийские поселения в основном размещались в местах, прилегающих к водным путям, а Вальдепеньяс, расположенный в подгорье, орошается рекой Хабалон, что лишь свидетельствует о существенном скоплении населения, зависимого от сельскохозяйственных культур, среди которых присутствовал виноград. Это подтверждает слова Хубрехта Дуйкера, который в своей работе «Атлас вин Испании» утверждает, что, когда жители Карфагена достигли прибрежной полосы Средиземного моря в III в. до н.э., они натолкнулись на процветающую винную торговлю.

В доримскую эпоху территория географического положения нынешней провинции Сьюдад Реаль, включающей в себя Вальдепеньяс, была занята поселениями оретанов и карпетанов, при этом первые стали поселенцами существующего на сегодняшний день региона Вальдепеньяс.   Достоверность присутствия этих древних народов доказана различными греко-римскими и латинскими авторами.

Страбон, греческий географ I в. до н.э., родом из Амасии (Малая Азия), упоминает эту географическую местность и ее жителей. Птолемей, греческий географ, математик и астроном, также, как и Опнравол, ссылается на оретанов. И так можно продолжать на примере с Плинием, Полибием, Ливием и т.д. Так или иначе, в середине II в. н.э. Птолемей предлагает более обширный список городов оретанов в своем труде «Руководство по географии». Среди них фигурирует Миробрига, расположенный между широтами 9º, 30’ / 39°, 30’. Название этого города снова появляется в списке городов, объединившихся в 1243 году для образования нынешнего Вальдепеньяса. Другим названием, упомянутым греческим автором, было Луппария, которое, как считается, относилось к городу, наиболее близко расположенному к нынешнему Вальдепеньясу, так на него ссылается Тито Ливий.   Удивительным образом в списке этих городов не значится поселение Асиниппо, при том, что имеются проверенные сведения, заставляющие нас подозревать о существовании города под таким названием. Так, в 1748 году, с целью проведения ремонтных работ в часовне Сан Никасио (находится на территории нынешнего Вальдепеньяса; в ней был установлен Орден Босоногих Тринитариев и это здание все еще сохранилось в нынешнем городе), была найдена римская гробница, на надгробии которой, согласно переводчику Аэмилиусу Хубнеру, фигурирует слово «асиниппо», соответствующее имени Лусио Асиниппо. На его геральдическом щите изображена виноградная гроздь, обрамленная двумя колосьями, что свидетельствует о наличии в регионе двух самых важных сельскохозяйственных культур. С другой стороны, по этимологическим данным, Асиниппо происходит от греческого слова acinus (ягода винограда).

Другим подтверждением, относящимся к римской эпохе, является находка в Аламбре (регион, числящийся в нынешнем Наименовании по происхождению Вальдепеньяс) римской вотивной надписи культу Меркурия, главного божества-покровителя торговцев и ремесленников.   Кроме того, многочисленные римские пути проходили через провинцию Сьюдад Реаль, соединяя Толедо и Кордобу, а различные другие пути пересекали реку Хабалон, что свидетельствует о зарождении торговли в регионе того времени.

Учитывая любовь римлян к вину и культуре винограда, а также принимая во внимание описанную предысторию: пути сообщения, надгробная плита с названием асиниппо, геральдический щит с гроздью винограда, культ божества торговли, можем утверждать, то Вальдепеньяс – это колыбель винограда Кастильи-ла-Манчи.

Римлянам мы обязаны за важные технические достижения и рациональное использование экономических ресурсов. Этой эпохой датируются плуг и большой глиняный сосуд, с помощью которых усовершенствовалась обработка зерна и лозы, а также переработка винограда, потому как римляне занимались брожением вина.

С политической точки зрения, с начала царствования Эйриха, Сьюдад Реаль оставалась в зоне влияния Вестготов, а, следовательно, и регион Вальдепеньяс. Логичное заключение, если принимать во внимание их естественное продвижение между севером и югом.

Читать далее

Эти земли стали ареной боевых действий с тех пор, как Леовигильд начал свои военные кампании на юге: подчинение Кордобы в 572 году и Ороспеды (горный хребет Сьерра-де-Касорла) в 577 году, после чего установилось территориальное господство вестготов. Незамедлительно последовавшее за этим восстание Герменегильда в Севилье и начавшаяся после него неизбежная гражданская война, снова отображают трагическую значимость военных действий на рассматриваемой нами территории и ущерб, нанесенный торговле и земледелию. Таким образом, можно предположить, что выживание сельскохозяйственной культуры, как в эту эпоху, так и в последующие, объясняется щедростью виноградной лозы, которую невозможно исчерпать с той же легкостью, когда, например, выгорает посев.

Военные события нужно дополнить еще и природными явлениями, которые беспрестанно обрушивались на королевство вестготов, главным образом на сектор земледелия и скотоводства, оказавшихся под угрозой нашествия саранчи. Эти нашествия хорошо засвидетельствованы в литературных источниках.

Григорий Турский в своем сочинении «История франков», датируемом 584 годом, рассказывает, что бедствие распространялось по Карпетании уже на протяжении пяти лет, достигая прилегающих провинций и самого южного региона Кастильи-ла-Манчи (географическое положение Вальдепеньяса). В этом сочинении летописец отмечает, что положение было столь ужасающим, что не оставалось ни виноградников, ни деревьев, ни плодов, ни даже травы, которые не были бы уничтожены насекомыми. Еще раз упоминаются виноградники, и, следовательно, вино.

Именно внутренний упадок, а не вторжение мусульман как таковое, привел к крушению вестготского королевства в 711 году.   Этот упадок способствовал тому, что после битвы при Гвадалете войскам Тарика удалось проделать путь из Касорлы до земель нынешней провинции Сьюдад Реаль и остаться здесь до XI-XII вв. На протяжении этих веков внутренние сражения в арабском королевстве и последующее Отвоевание привели к превращению региона Вальдепеньяс в «ничью землю», которая постоянно подвергалась нападениям, разрушающим жизни, хозяйственные приспособления и угодья.

Чтобы объяснить выживаемость лозы в регионе Вальдепеньяс в период мусульманской оккупации, невзирая на жёсткие требования Корана к вину, необходимо учитывать различные социологические и культурные явления.

Единственный исторический факт, описанный в многочисленных современных источниках и, при этом, не проверенный ни одним из них, заключается в том, что Халифат Толедо издал специальную буллу, посредством которой разрешил этому винодельческому региону заниматься изготовлением вина. Вышеупомянутая булла более чем подозрительна (одно дело, разрешить, а другое – скрепить официальной печатью), хотя она имеет достаточные основания. Доказано, что арабы позволили уроженцам этой местности продолжать вести своё сельское хозяйство, и к тому же виноградник был культурой, допускающей относительную заброшенность и последующее ее восстановление, что было крайне важным для поддержания экономики региона, который претерпевал набеги то под одним, то под другим знаменем. В результате этого, поля либо приходили в запущение, либо опустошались происходившими на них войнами. Иногда они уничтожались огнём, в целях обеднения региона и предотвращения выживания. В этих случаях виноградник лучше переносил негативное воздействие, чем посевы.

Кроме того, необходимо учесть, что именно мусульманам мы обязаны за старинные гастрономические рецепты, пришедшие к нам из их культуры или созданные ими на месте. Им мы обязаны за маринад, для приготовления которого они использовали уксус (также был изобретен мусульманами). Уксус, как известно, является продуктом уксусного скисания вина. К этому списку необходимо добавить шафран (его до сих пор производят в регионе), корицу, тмин и др.

Как бы там ни было, Атилано Мартинес Томé представляет достоверное доказательство снисходительности мусульман к виноградникам региона и утверждает: «Культивирование виноградной лозы (в эпоху арабского владычества) сохранялось на юге, несмотря на запрет Корана, который довольно редко соблюдался могущественными последователями пророка Мухаммеда в Аль-Андалусе. Чувство изысканности, присущее высшим классам мусульман Испании, побуждало их сохранять все то, что могло бы сделать их жизнь слаще». Историк Гарсия-де-Вальдеавельано подчеркивает распутную жизнь этих мусульман: «кушанья были щедро приправлены медом и изюмом, всегда сдобрены маслом, а завершали трапезу сладкими блюдами и сыром; вино выпивали из фаянсовых стаканов, стеклянных или гравированных хрустальных сосудов».

Завоевание региона Выальдепеньяс регистрируется в контексте великого испано-христианского наступления XI-XIII вв., и это событие можно отнести к победе Алфонсо VIII в битве при Лас-Навасе-де-Толоса в 1212 году.

Именно с этой даты нынешний Вальдепеньяс начинает приобретать свою форму, и все больше документов ссылаются на этот город в воспоминаниях о его вине и виноградниках. Так, документально засвидетельствовано, что местность, которая впоследствии будет называться полем Калатравы, ранее была полем Ордена Тамплиеров.

Очень важно обратить внимание на этот факт, поскольку по мере того, как монахи Ордена Храма продвигались по Испании, где бы они ни основывали монастырь или крепость, там либо зарождалось культивирование лозы, либо возрастало. Это объясняется тем, что, несмотря на соблюдение монахами-траппистами строгого правила абсолютного молчания и множества лишений, как например, не употребление в пищу мяса, рыбы и др., на их столах всегда присутствовала бутылка вина. Следуя библейскому мировоззрению, вино означает достаток и милость Божию.

Появление Ордена в географической местности Вальдепеньяса, сопровождается началом использования отвального плуга, заменой волов лошадьми, удобрением почвы и рациональным культивированием винограда. Это означает, что нынешний виноградник Вальдепеньяса закладывает свои современные качества в цистерцианскую эпоху.

Тамплиеры прибывают в 1150 году вместе с королем Альфонсом VII, который наделяет кавалеров цистерцианского ордена обширными участками земель Кастильи-ла-Манчи и отмечает в документе передачи земель виноградники, все вотчины и налог в размере пятой части хлебных печей и вина.

Именно с этого момента зарождается предполагаемое различными авторами подобие виноградников Вальдепеньяса и Бургундии. Так, Реймон Думé в своей книге «Смерть вина» совершает путь цистерцианцев, пройденный монахом Реймоном-де-Ситó, основателем Ордена Калатравы в Испании. Этот путь берет свое начало в Аббатстве Вужó, Бургундия, и проходит через Верхнюю Луару, Бержерак, Наварру, Риоху, Вальбуэну-дель-Дуэро, Калатраву и Вальдепеньяс.

Описанные события относятся к XIII в., а именно к 1243 году, когда донья Беренгела объединяет различные близлежащие поселения в единый населенный пункт под названием Вальдепеньяс. Согласно этимологическим данным, название происходит от Валье-де-пеньяс – «Долина камней».

Принятие такового решения было обусловлено многочисленным спорами королевы Кастильи и Леона с дворянством и военными орденами, которые препятствовали ее правлению после смерти брата Энрике I, пока она не отреклась от престола в пользу своего сына, известного как Святой Фернандо III.

Начиная с XIII в. появляются многочисленные выдержки и ссылки на Вальдепеньяс и комарку, свидетельствующие о наличии виноградников. Этим веком датируются хроники как неудавшихся урожаев по причине заморозков, засух, сильного града…, так и роста виноградников, начиная с XIII в. в ущерб зерновым культурам. Поэтому в регионе Вальдепеньяс не встретишь наблюдающих за пейзажем мельниц, свойственных для Ла-Манчи. Несмотря на то, что культивирование лозы предполагает бóльших усилий и продолжительной обработки в виде вскопки, перекопки и подстригания, сбор винограда – тоже тяжкий труд, а его переработка в вино требует определенной специализации. В качестве награды за эти усилия, виноградник обеспечивал прибыль в виде регулярного урожая и несложного сбыта излишков, как отмечает Франсиско Руис Гомес*.

Рикардо Искиердо Бенито* в своем исследовании «Эксплуатация территории и распределение феодального дохода в провинции Сьюдад Реаль» отмечает: «На протяжении средневековья, культивирование виноградной лозы приобретало особую значимость. Вероятно, уже имело некую предшествующую традицию, но в конце XIII в. посадки виноградников увеличились (они, как правило, защищались ограждениями), одновременно с процессом заселения. Их распространение шло в ногу с растущим спросом на вино, особенно из-за увеличения его употребления в городских населенных пунктах… Этим обусловлено растущее расширение виноградный полей (единицей измерения их площади была арансада, составляла около 400 деревьев виноградной лозы) …/…необходимость развития местного винного производства привела к применению определенных защитных мер, направленных на ограничение ввоза вина из других регионов. Также, во многих городских уставах указывается площадь виноградника, которую должен был посадить каждый горожанин-переселенец с целью получения определенных налоговых льгот. Этим объясняется наличие во многих сельскохозяйственных предприятиях винных погребов, давилен и чанов».

Значимость виноградной лозы в Кампо-де-Калатраве доказана многочисленными документами, например, упоминанием о доходе Ордена с энкомьенд в XV в. В 1493 году доход с энкомьенд в Вальдепеньясе составил 137 000 мараведиев. Доход образуется от взыскания алькабал (налог в размере 10% от стоимости сделки купли-продажи) и терций (две девятые части церковной десятины на объем сельскохозяйственного производства).

Доход Ордена Калатравы, известный на сегодняшний день, извлекался от различных поступлений, и во всех них значится виноград. Это мог быть земельный налог, поступающий от аренды различных полей: зерновых, орошаемых, оливковых, виноградных…; феодальный налог (за признание сеньории): харчи, пристанище, печи, права на релего (право сеньора продавать вино раньше, чем земледельцы); десятины: на хлеб, зерно, горох, вино и т.д. и другие налоговые сборы.

На протяжении XVI в. положение винодельческой отрасли в Вальдепеньясе укрепилось и постепенно возросло. Уже известные при Габсбургом королевском дворе вина Вальдепеньяса, начинают использоваться в торговых отношениях с Мадридом, после того как в 1561 году Филипе II наделил этот малый город статусом столицы королевства. Вскоре, в 1594 году, свод правил Ордена Тринитариев отдаёт дань вину Вальдепеньяса.

Экономические проблемы, причинившие столько головной боли Карлосу III, представляли одну из трудностей, с которыми был вынужден справляться Филипе II. Вплоть до того, что король счёл необходимым продать Вальдепеньяс маркизу Санта Круса, дону Альваро-де-Басану. Во исполнение этого решения, 21 мая 1582 года монарх издал королевскую грамоту с целью исключения Вальдепеньяса из Ордена Калатравы. И уже 22 апреля 1585 года город был продан дону Альваро-де-Басану за 104 895 реалов и 8 мараведиев.

Еще со времен эпохи Отвоевания весь регион был занят производством зерновых культур. Появление виноградника в качестве дополнительной агрокультуры в Вальепеньясе и его окрестностях стало глотком свежего воздуха, который впоследствии распространился на оставшуюся часть территории.

Виноградник в Вальдепеньясе составлял 20 % производства, а начиная с XVIII в. приобрел развитие монокультурного хозяйства. Как отмечает Х. Лопес Саласар, виноградник был мощным инструментом приватизации земель коммунального использования, поскольку считался долговечным насаждением. В связи с уменьшением площади обрабатываемых земель в XVII в., пустоши или нерегулярно посевные земли отбирали хорошие виноградники и стабильный доход, а растущий спрос в Мадриде способствовал тому, что разные городские советы призывали к насаждению виноградников ради избавления от докучливых сервитутов для прогона скота. Виноградная лоза пришла чтобы пополнить сельскохозяйственную экономику, а принесла с собой уверенность, т.к. не требовала ни ежегодных посевов, ни многочисленной рабочей силы. Уход за лозой позволял иметь неполную занятость, а урожай она приносила каждый год, к тому же не так сильно зависела от климатических условий, создавая при этом фундамент для потрясающего развития в будущем.

Об экономическом подъёме этих лет в Вальдепеньясе, благодаря вину, свидетельствует колоссальное множество ссылок, будь то в записках путешественников (о которых ведётся повествование в другой главе этой книги), будь то в экономических сделках, как, например, тех, что фигурируют в 1625 году, когда Фелипе IV оглашает королевское постановление о выплате Командора Клаверии святому монастырю Ордена Калатравы 1 200 арроб вина из Мигельтурры. Так как в противном случае необходимо оплатить вином из Вальдепеньяса.

Дон Антонио Месияс-де-ла-Пуэрта, занимавший в 1790 году пост алькальда малого города Вальдепеньса, подтверждает объём годового производства вина равный 200 000 арроб.

Карлос III, лучший алькальд Мадрида тех времен, пользуется алькабалами на вино (старинным налогом) для урбанизации столицы. А благодаря росту торговых отношений с Мадридом, поддерживаемых за счет солнечного напитка Вальдепеньяса, часть расходов на Ворота Алькала и Ворота Толедо были оплачены винами Вальдепеньяса.

Говоря о качестве вин Вальдепеньяса той эпохи, достаточно процитировать забавную историю, описанную Ричардом Фордом в своей книге «Всякое об Испании»: «Лучшие виноградники и винодельни это те, что принадлежали дону Карлосу и которыми владеет маркиз Санта Круса. Кстати, касательно этого, не помешало бы вспомнить одну забавную историю, которая особо отражает традиционную запущенность испанцев и их манеру ведения дел. Этот настоящий вельможа (маркиз) – один из самых достопочтенных аристократов, благодаря своему титулу и таланту, однажды вечером ужинал с иностранным послом в Мадриде. Этот господин был большим любителем и поклонником вина Вальдепеьяса (как подобает всем здравомыслящим людям) и прикладывал большие усилия чтобы заполучить чистое вино, отправляя за ним доверенных людей и бочки в отличном состоянии. Как только маркиз поднес к губам первый бокал, воскликнул: – Великолепное вино! Как вам удается покупать его в Мадриде? Мне его отправляет ваш управляющий в Вальдепеньсе, – ответил посол, – и я с удовольствием раздобуду для вас немного».

XIX в. знаменует собой начало настоящего расцвета и промышленного развития в Вальдепеньясе, что обусловлено рядом факторов, сложившихся в течение этого столетия.

В рамках политической сферы жизни, Вальдепеньяс переживал исторические события, имеющие весомый авторитет. 6 июня 1808 года жители Вальдепеньяса противостояли прохождению через город французских войск, направлявшихся в Байлен. Воска под командованием генерала Лижьé попытались сломить население и, претерпев неудачу, решили обойти город. Времени, потерянного на сопротивление города, видимо, было достаточно, наравне с другими факторами, для перегруппировки испанской армии генералом Кастаньосом и победы в битве при Байлене, которая положила начало изгнанию наполеоновских войск с испанской земли.

В середине века виноградная лоза уже достигла уровня монокультуры и превратилась в главную опору экономики. Особенно потому, что вино Вальдепеньяса послужило противовесом нехватке французского вина, которое в это же время, в середине века, было обречено на гибель из-за филлоксеры, обрушившейся на галльские виноградники и заложившей основу большому спросу на вина из других стран-производителей, среди которых была Испания, и, несомненно, вина Вальдепеньяса.

Спрос на вино этих лет повлек за собой индустриализацию этого сектора. В действительности, самой развитой промышленностью этого века в провинции Сьюдад Реаль было виноделие. Бóльшая часть этой продукции, представленная не только вином, но и другими спиртными напитками, направлялась на экспорт. Таким образом, Вальдепеньяс вышел на рынок индустриализации, торговли и капитала рука об руку с вином.

Увенчался век появлением в городе железной дороги в 1861 году. К тому времени рынок занял столь важное положение, что был создан так называемый «винный поезд», который ежедневно отправлялся из Вальдепеньяса в Мадрид и состоял из более чем 25 вагонов с двумя передвижными секциями, загруженными более чем 100 кожаных мехов с вином. Кроме этого торгового пути необходимо учитывать и связи между провинциями, благодаря которым перевозка вина была направлена через порты Аликанте и Валенсии. Через эти порты Вальдепеньяс экспортировал вино на Филиппинские острова, в Кубу и всю Центральную Америку.

Расцвет торговли ознаменовался созданием близ железной дороги важных виноделен, некоторые из них все еще сохранили свое прошлое месторасположение. Этой эпохой датируется винодельня, имеющая на тот момент самое важное значение – винодельня «Луис Паласиос», которой ежедневно удавалось отправлять в Мадрид 2 500 кожаных мехов с вином. Винодельня «Бильбаинас» имела собственную ветвь железной дороги, которая соединяла станцию с ее погрузочной платформой. Другой значимой винодельней была «Томас Лопес Тельо». В 1929 году ее вина восхвалял писатель Хоакин Бельда, наряду с белым вином виноградников «Сан Рамон» или коньяком из Каналехаса.

Если в XIX в. в Вальдепеньясе закладывается фундамент для его подъема, как плод зарождающегося на протяжении многих веков его будущего, то XX в. наносит мощный беспрецедентный удар, как со стороны социальных переворотов века, в которых Вальдепеньяс несомненно принимает участие, так и со стороны нашествия филлоксеры.

Филлоксера пришла в Вальдепеньяс в 1900 году. Примечательно отметить, что летняя жара плоскогорья задержала продвижение филлоксеры, обнаруженное в Европе 30 лет назад.

Повреждённые участки незамедлительно принялись засаживать американской виноградной лозой, обладавшей иммунитетом к насекомому. Но, безусловно, большие площади виноградников были утеряны. Тем не менее, воспользовавшись подъёмом, который повлекли за собой новые плантации, вино Вальдепеньяса приобрело всеобщее признание и удобно разместилось на столах таверен Мадрида.

Вызванный филлоксерой кризис привёл к достижению уровня осведомленности, что стимулировало научно-технический прогресс. Поэтому, учитывая известность этого вина, Министерство Развития того времени основало в Вальдепеньясе первый Научно-исследовательский институт виноделия и Опытную станцию. Именно таким образом, в 1925 году создаётся Региональная Федерация Виноделов под председательством маркиза Касы Тревиньо. Кроме этих мер, ради защиты и продвижения вин Вальдепеньяса на рынке, в 1928 году учреждается Торговое Общество Виноделия. Различные мероприятия, проведённые этим обществом, способствовали тому, что 1 мая 1930 года Региональный Совет по Виноделию установил свою штаб-квартиру в Вальдепеньясе. Также, несмотря на то, что сегодняшний институт Наименования по происхождению был основан позднее, первый Устав о вине, датируемый 1932 годом, уже содержал сведения о Наименование по происхождению Вальдепеньяс.